?

Log in

No account? Create an account

Грузины в Государственных Думах России (1906-1914 гг.). Гурули В.Ш.

В начале XX столетия Грузия, входившая в состав Российской империи в виде административно-политических единиц, была активной участницей протекающих в России политических, экономических, социальных и культурных процессов. При все многообразии спектра общественно-политической жизни Грузии в преддверии революции 1905 года бразды правления находились в руках представителей средне го и молодого поколения.



Социал-демократы (Ноэ Жордания, Исидор Рамишвили, Силибостро Джибладзе, Владимир Дарчиашвили, Филипп Махарадзе, Николай Чхеидзе, Ираклий Церетели, Иосиф Джугашвили и др.) не были независимой партией - с 1903 года они входили в Российскую социал-демократическую рабочую партию (РСДРП), представляя либо меньшевистскую, либо большевистскую фракцию. В Грузии традиционно сильным было меньшевистское течение РСДРП, лидером которого являлся Ноэ Жордания (1869-1953). Большевистское же крыло под руководством Иосифа Джугашвили-Сталина (1878-1953) до 1923 года не представляло собой сколько-нибудь значимой силы.
Несмотря на серьезные идейные разногласия, грузинские меньшевики и большевики были приверженцами пророссийской ориентации: категорически противились идее автономии не только Грузии, но и всего Закавказья. Будущее России они видели в унитарном государстве, считая, что идеи автономизации и федерализации тормозят социалистическую революцию. Это обстоятельство и стало причиной непримиримого противостояния между социал-демократами и представителями национального движения как старого, так и нового поколения. Социал-демократы не могли отрицать завоеваний национального движения, возникшего в 60-х годах XIX века, но считали неприемлемым начало нового этапа национального движения на основе национальной программы его тогдашнего лидера Ильи Чавчавадзе.
Они свято верили, что судьбы Грузии, как и всей России, зависят от новых веяний, и были убеждены: после установления социалистического строя национальный вопрос нормализуется сам собой. И прямо заявляли, что судьба Грузии решается в Санкт-Петербурге и Москве, а не в Тифлисе. По выражению Н. Жордания, национальный вопрос для грузинского народа интереса не представлял.
Меньшевистское течение грузинских социал-демократов оставалось пророссийской политической силой до Февральской революции 1917 года, после которой начал формироваться блок меньшевиков и национально-политических сил. Однако, говоря об антироссийских настроениях, следует помнить, что они были направлены против советской России и возникли среди грузинских социал-демократов после того, как в 1917 году большевики во главе с Лениным свергли Временное правительство.
Социалисты-федералисты (Арчил Джорджадзе, Георгий Ласхишвили, Григорий Чихладзе, Иосиф Бараташвили, Георгий и Андрей Деканозишвили и др.) пытались слить воедино социальную и национальную идеологии. Они старались не терять связи с наследием национального движения и в то же время учитывать острую социальную обстановку. Революционная партия социалистов-федералистов Грузии была создана в 1904 году. В программе партии провозглашалась необходимость установления в России буржуазно-демократического строя, то есть изменения политической, экономической и социальной системы, поддерживалась идея смены унитарного строя на федеративный. При этом предполагалось, что Грузия войдет в состав России как федеративная единица. Против них яростно выступали социал-демократы, называя приверженность идее федерализма предательством интересов социализма. Со своей стороны, социалисты-федералисты упрекали оппонентов в пренебрежении национальным вопросом.
Национал-демократы (Реваз Габашвили. Давид Вачнадзе, Шалва Карумидзе, Георгий Гвазава, Спиридон Кедия и др.) к началу XIX века составляли левое крыло социалистов-федералистов, от которых впоследствии отмежевались, предприняв в период революции 1905—1907 годов попытку создать независимую политическую партию. Однако в то время сделать это не удалось, и партия была создана лишь летом 1917 года. Она изначально выделялась среди существующих в Грузии политических сил антироссийской позицией. Однако до Февральской революции 1917 года идею восстановления государственной независимости Грузии они не выдвигали, ограничиваясь требованием о широкой политической автономии в составе России.
Следуя традиции грузинского национального движения, национал-демократы считали опасным участие грузинских политических сил в социальном движении России. Тем не менее их идеи были широко распространены в среде грузинской эмиграции, чьими силами в 1914 году за границей была создана политическая организация прогерманской ориентации - «Комитет освобождения Грузии».
Социалисты-революционеры представляли собой часть Российской партии эсеров. До февраля 1917 года в Грузии их влияние было незначительным и они не могли конкурировать ни с социал-демократами, ни с социалистами-федералистами. Социал-демократы их считали псевдосоциалистами и исключали возможность создания с ними блока. А так как социал-демократы были популярны среди крестьянства, то социалистам-революционерам не удалось распространить свое влияние на селе и возглавить аграрное движение.
Анархисты Грузии тоже не смогли стать влиятельной силой. Несмотря на то что идеи анархизма здесь пропагандировал известный в России и за рубежом анархист Варлам Черкезишвили (1846-1925), эта идеология оставалась увлечением узкого круга интеллигенции. Наряду с другими причинами росту влияния анархизма помешала критика анархистского социализма и яростная борьба социал-демократов против анархистов. Впоследствии часть анархистов (Варлам Черкезишвили, Михаил Церетели) примкнула к национал-демократам, а часть осталась на позициях космополитизма.
С начала XX века начал возрастать вклад в общественно-политическое движение грузинского духовенства, боровшегося за восстановление автокефалии Грузинской апостольской православной церкви, - автокефалистов, которых поддерживали политические силы патриотической ориентации.
Характеризуя общественно-политические силы в Грузии того времени, следует особо отметить слабость позиций монархистов, которым не удалось достичь организационного и идейного единства.
Особенностью общественно-политической жизни Грузии можно назвать то, что беспартийная грузинская интеллигенция с идейной и организационной точки зрения была очень слабой.
Компактно проживающие в Грузии армяне, азербайджанцы и евреи были во множестве представлены в социал-демократических организациях, особенно в Тифлисе. Несколько позже часть армян примкнула к партии «Дашнакцутюн», а часть азербайджанцев - к партии «Мусават». В Тифлисе действовала местная организация Бунда - Всеобщего еврейского рабочего союза. Русские вступали в российские политические партии, такие, как Социал-демократическая партия, Партия социалистов-революционеров, Конституционно-демократическая партия и другие.
Таков был спектр грузинских общественно-политических сил перед выборами первой Государственной Думы.

* * *

При разработке закона о выборах в Государственную Думу было решено на Кавказе выборы не проводить. Решение об этом было принято позже, и для Кавказа был разработан отдельный избирательный закон, согласно которому в Кавказском наместничестве в Государственную Думу избиралось 30 депутатов: 20 - на Южном Кавказе (в Закавказье) и 10 - на Северном. Закон ставил обязательное условие: избранный в Государственную Думу кандидат должен был быть уроженцем Кавказа, при этом национальность и вероисповедание значения не имели. От Тифлиса и Тифлисской губернии должны были избрать четырех депутатов (1 и 3 соответственно), от Кутаисской - трех, от Батумсксого, Артвинского и Сухумского округов - одного депутата.
Наибольшее число голосов на выборах получила Российская социал-демократическая рабочая партия. В результате хорошо организованной грузинскими социал-демократами (меньшевиками) избирательной кампании в Тифлисе они получили 8078 голосов, кадеты - 1309, Блок левых партий - 850, Союз патриотов -819, остальные партии и блоки - 386. Таким образом, из восьми депутатов, избранных в Государственную Думу от Грузии, пятеро - Ноэ Жордания, Исидор Рамишвили, Иван Гомартели, Серго Джапаридзе и Симон Церетели - были социал-демократами (меньшевиками). Остальные три мандата получили Иосиф Бараташвили (Блок грузинских демократов, радикалов и социалистов-федералистов), Артем Айвазов (Конституционно-демократическая партия России) и Прокофий Шервашидзе (беспартийный землевладелец, генерал). Эти результаты относительно точно отражали соотношение политических сил в Грузии.
В Государственной Думе первым среди грузинских депутатов выступил И. Рамишвили. В тот день, 9 июня 1906 года, рассматривались доклады министров юстиции и внутренних дел о создавшейся в России обстановке. И. Рамишвили дал резко отрицательную оценку докладу министра внутренних дел П.А. Столыпина и в целом действиям властей, стремившихся уничтожить очаги революции во всей России, в том числе в Грузии. В заключение своего выступления он зачитал проект резолюции, подписанный тринадцатью членами социал-демократической думской фракции и содержащий отрицательную оценку деятельности властей в течение всего периода со дня выхода Манифеста 17 октября 1905 года.
Следует отметить, что речь И. Рамишвили, наряду с другими выступлениями, высоко оценивала социал-демократическая и левая пресса того времени. Разделяет эту точку зрения и современная грузинская историография. А ведь выдающийся государственный деятель, большой патриот П.А. Столыпин (1862-1911) пытался вывести Россию из тяжелейшего социального кризиса, тогда как И. Рамишвили, произнося свою речь с большим ораторским искусством, стремился углубить деструктивные процессы, чтобы его собратьям социал-демократам было легче достичь поставленной цели - захватить политическую власть. Стабилизация обстановки, установление мира во всей огромной стране - все, к чему стремился П.А. Столыпин, почти до минимума сводило шансы социал-демократов на захват власти.
Еще более радикальным было выступление И. Рамишвили 12 июня того же года, в котором он заклеймил недостойное поведение чиновников Кавказского наместничества. В этой речи он подчеркнул также, что грузинские социал-демократы принципиально отмежевываютсяот идеи отделения Грузии от России, а спасение грузин, так же как и всех нерусских народов, - в сохранении единства России.
И. Рамишвили декларировал национальную программу РСДРП, и совершенно ясно, что говорил он не от имени грузинского народа, а от имени своей партии.
В ту пору национально-политические силы Грузии усердно популяризировали идею введения автономного управления Грузии в составе Российской империи. В то же время существовали и серьезные проекты разделения полномочий между Петербургом и Тифлисом, и это, безусловно, было хорошо известно И. Рамишвили, который с трибуны Государственной Думы грозил пальцем в первую очередь своим соотечественникам.
Самым молодым из грузинских депутатов первой Государственной Думы был И. Гомартели. Подвергшись политическим гонениям, в 1905 году он был вынужден эмигрировать и вернулся на родину лишь в 1906 году. Выступая в Государственной Думе, он подчеркнул, что политика российских властей губительна в первую очередь для самого русского народа. Здесь следует отметить, что русские социал-демократы зачастую доверяли «защиту интересов» русского народа социал-демократам других национальностей. Это, безусловно, было явным проявлением демагогии, хотя и достигало цели. В одном из своих выступлений И. Гомартели обрисовал ужасающую картину, создавшуюся в результате отправки в грузинские села карательных экспедиций.
К моменту начала работы первой Государственной Думы Н. Жордания уже был известным во всей России социал-демократом, проявившим себя как ярый противник большевизма на II съезде РСДРП (1903 г.) и особенно на IV (объединительном) съезде РСДРП (1906 г.). Впервые он выступил на заседании Государственной Думы 18 июня 1906 года, когда обсуждался представленный кадетами законопроект о свободе собраний, и всецело забраковал его. Н. Жордания сформулировал позицию социал-демократов следующим образом: 1) все граждане России вправе собираться без разрешения властей в любое время и в любом месте без каких-либо ограничений и притеснений; 2) должностные лица, воспрепятствовавшие свободному проведению собрания, должны нести уголовную ответственность; 3) все законы, ограничивающие свободу собраний, должны быть отменены. Упомянутому законопроекту не было суждено стать законом.
Как известно, 8 июля 1906 года первая Государственная Дума была распущена. Власти заявили, что через семь месяцев будет созвана новая Дума. Роспуск Думы вызвал широкий протест социал-демократической фракции и других левых сил. Около двухсот депутатов покинули Петербург и отправились в Выборг, где был подписан документ «Народу от народных представителей», известный в истории как «Выборгское воззвание». Этот документ, который фактически обвинял власти в государственном перевороте и призывал народ к неповиновению, среди прочих подписали и грузинские депутаты (все пять социал-демократов у. И. Бараташвили), за что и были вместе с остальными арестованы и судимы.
Избирательная кампания по выборам депутатов второй Государственной Думы началась в Грузии в декабре 1906 года и продлилась до середины февраля 1907 года. Результаты выборов показали, что социал-демократы и на этот раз хорошо подготовились. В результате голосования депутатами стали социал-демократы Арчил Джапаридзе, Северьян Джугели, Николай Кациашвили, Ираклий Церетели, Герасим Махарадзе, Чола Ломтатидзе и Аршак Зурабов.
Во второй Государственной Думе среди грузинских депутатов особо отличился И. Церетели. Через две недели после начала работы второй Государственной Думы перед депутатами выступил председатель Совета министров П.А. Столыпин, представив на рассмотрение целый пакет законопроектов. Он прямо заявил, что основные законы государства остались неизменными, а Дума будет лишь законосовещательным органом.
Выступление Столыпина было настолько содержательным, настолько логичным, в его словах чувствовались такая убежденность и сила, что на большинство депутатов оно произвело огромное впечатление. Воцарившуюся в зале тишину нарушил своим выступлением И. Церетели. Он подчеркнул, что, во-первых, П.А. Столыпин искусно обошел многие вопросы, вспоминать о которых власти не хотелось, и, во-вторых, российское правительство и лично П.А. Столыпин не могут выступать в роли преобразователей и обновителей жизни, так как борются против трудящихся России.
Руководитель социал-демократической фракции А. Джапаридзе впервые выступил на заседании Думы 6 марта 1907 года, высказав мнение социал-демократов об «антинародной» политике российского правительства. Кроме того, он подчеркнул, что исполнительная власть должна подчиняться власти законодательной, и потребовал учредить контроль Государственной Думы над деятельностью правительства.
Выборы в третью Государственную Думу проходили осенью 1907 года. В отличие от закона, действовавшего на выборах первой и второй Государственной Думы, в новом избирательном законе имелся отдельный параграф - «Проведение выборов в губерниях и областях Кавказского края». Если раньше от Кавказского края избирали 29 депутатов, то согласно новому законодательству на его долю было выделено всего 10 мандатов, из которых 3 предназначались для русского населения, причем выборы этих трех депутатов должны были проводиться в центре наместничества - Тифлисе.
Весь Кавказ был разделен на шесть избирательных округов. Выборщиков избирали в три тура - от сельских жителей, землевладельцев и горожан. Депутатами были избраны меньшевики Николай Чхеидзе и Евгений Гегечкори и монархист Прокофий Шервашидзе.
В третьей Государственной Думе самым активным среди грузинских депутатов был Е. Гегечкори, который целиком и полностью отверг столыпинский законопроект по аграрной реформе. Однако социал-демократам не удалось достичь своей цели - законопроект был принят Думой.
Ожесточенные споры возникли в третьей Государственной Думе при рассмотрении законопроекта о неприкосновенности личности. Е. Гегечкори заявил, что в России неприкосновенности личности вовсе не существует, и подчеркнул, что правительство не дарует неприкосновенность - народ должен обрести это право в борьбе.
Выборы в четвертую Государственную Думу состоялись в сентябре - октябре 1912 года. К этому времени у РСДРП в Грузии появился серьезный конкурент - Национально-демократическая партия, и симпатии избирателей явно склонились в сторону ее представителей. На Кавказе, как и прежде, должны были быть избраны 10 депутатов Государственной Думы.
Восстановить свое ослабшее в Тифлисской губернии влияние грузинским социал-демократам меньшевикам удалось путем привлечения симпатий армянского населения. Из 21 выборщика в Тифлисской губернии 15 были армянами. Благодаря именно их поддержке меньшевик Н. Чхеидзе вновь стал депутатом. Зато в Кутаисской губернии победу одержали национально-демократические силы: от этой губернии депутатом был избран их представитель Варлам Геловани. Социал-демократы победили в Батумской и Карсской областях и Сухумском округе, депутатом от которых избрали меньшевика Акакия Чхенкели. Матвей Скобелев, получивший мандат от русского населения Кавказа, тоже был социал-демократом. Лидером социал-демократической фракции в Государственной Думе вновь стал Н.Чхеидзе.
Четвертая Государственная Дума занимает важное место в грузинской истории: именно там был поставлен вопрос об автономии Грузии. Постановка этого вопроса связана с именами А. Чхенкели и В. Геловани. 10 декабря 1912 года, выступая с трибуны четвертой Думы, А. Чхенкели произнес речь, краткое содержание которой можно сформулировать следующим образом: 1) национальный вопрос весьма важен для такой многонациональной страны, как Россия; 2) для того чтобы Российское государство было сильным, необходимо разработать национальную политику, одинаково приемлемую как для русских, так и для представителей других национальностей; 3) следует упразднить все законы, ограничивающие права нерусских народов; 4) Грузия, грузинский народ на себе испытали все невзгоды национального гнета; 5) социал-демократия будет бороться, защищая интересы всех угнетенных народов; 6) каждая нация, проживающая в России, должна получить право на создание собственных исполнительных органов; 7) социал-демократическая фракция сделает все, чтобы ускорить процесс создания таких органов. Хотя А. Чхенкели в этом выступлении ни разу не употребил слово «автономия», но, говоря о «собственных исполнительных органах», он подразумевал именно это.
В своем выступлении в Государственной Думе 13 декабря 1912 года В. Геловани прямо поставил вопрос о создании территориальной автономии Грузии в составе России. Хотя никаких практических последствий это выступление не вызвало, сам факт постановки вопроса об автономии Грузии был весьма важным.
Деятельность грузинских политиков в Государственной Думе четырех созывов во многом определила лицо грузинской политической элиты. Приобретенный в результате этой деятельности опыт был использован в процессе воссоздания государственности Грузии в 1918-1921 годах.

nwapa.spb.ru/sajt_ibo/gos_duma_polnotekst/gurulin.htm

Comments

January 2013

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Powered by LiveJournal.com